Холдвей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Холдвей » Улица Славы » Озерный парк.


Озерный парк.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Второй по величине парк города. Образован вокруг декоративного озера, вода в которое поступает по каналу, пересекающему портовые кварталы, из самого моря. В озере плавают лебеди и дикие гуси, которых любит кормить детвора.

увеличить

увеличить

увеличить

0

2

"Южная ночь"

Молодой император слушал разглагольствующего о достопримечательностях кузена и мотал на отсутствующий ус. Больше всего его заинтересовали пресловутые Тени.
Глаза Олеро живо и озорно блестели, когда он упомянул о данном месте, и уже одно это говорило о том, что заглянуть туда стоит. Но примечательней другое. Насколько он мог понять, Тени, один из тех районов, коими может «похвастаться» любой крупный и не очень город.  Такие районы, как правило, ведут особое, наполовину скрытое существование и не отличаются строгостью нравов и трепетным отношением к чужой жизни. Идеальное место для того, чтобы узнать город с изнанки и нужные тебе факты. Тем более нужно там побывать.
Они подошли к экипажу, и Маркус мысленно вздохнул. Всем экипажам он предпочел  бы своего рыжего жеребца, но не всегда это было возможно.
Телохранитель спрыгнул на землю и открыл дверь экипажа, а Маркус не отрывал взгляда от его движений. Собранные, мягкие, отточенные, движения настоящего профессионала. Когда за кузеном закрывалась дверь, он поймал взгляд телохранителя и не смог сдержать усмешки, его тоже оценивали, и оценили. Забавно.
- Знаешь, Олеро, если бы я был на твоем месте и решил наведаться в Тени, я бы взял того парня и был спокоен. Он стоит десятка стражников. – проговорил он, откинувшись на спинку сиденья.
Экипаж тронулся, и Маркус уставился на проплывающие мимо улицы.
О Холдвее действительно много говорят, и большая часть из этого похожа на бред сумасшедшего. - он смотрел на людей, здания, и не замечал их.
- О странных исчезновениях, к примеру, о болезни местных омедзи, о пропаже Анаватеру и о многом другом. Если сложить все вместе, получается довольно неприглядная и мало похожая на правду картина, поэтому меня беспокоит все, а в первую очередь, что из этого правда и насколько.

Отредактировано Маркус Элизар (2012-05-01 14:36:14)

+1

3

Из гостиницы---

Комментарий Маркуса насчет телохранителя Олеро был приятен: он потратил массу времени, чтобы найти, а потом еще и уболтать строптивого наемника работать своим охранником. А вот соблазнить его не вышло, воин сразу отрезал этот путь взаимодействия, пригрозив уходом. Пришлось что-то выбирать, и юный принц предпочел безопасность. Тем более в Холдвее полно мускулистых наемников посговорчивее.
- Исчезновения расследуются, - пожал плечами Олеро. - Капитан стражи докладывает только градоправителю, но я нанимал людей, которые параллельно страже разведали обстановку. Похищают в основном не значимых молодых аристократов, юношей и девушек. Частично они возвращаются домой через несколько недель, ничего не помня. Врачи установили факт сексуальных контактов, поэтому, я считаю, это балуются развратные богачи, у нас есть пара клубов, например "Синтон". Семьям проще списать все на мистику, иначе порченные детки никогда не составят удачную партию. А клуб покрывается слишком знатными особами, чтобы стража могла вмешаться. Но возвращаются домой не все, и на вторую статью тебе следует обратить больше внимания. С открытием Университета в Холдвее оседает все больше младших детей знатных родов, часто без присмотра и контроля со стороны семей. Красивые, юные, здоровые, утонченные - желанная добыча для работорговцев. У меня нет прямых доказательств, только слухи, что в гареме ахешского сахира появляется все больше катонских девушек.
Олеро рассказывал ровно, степенно, только остекленевший взгляд, отведенный в сторону окна, мог подсказать его негодующее отношение к происходящему. Причем только ко второй его половине, баловство "Синтона" он преступлением не считал (а может, даже слегка обижался, что выбор похитителей никогда не падал на него - неужто он не достаточно хорош?). Вздохнув, Олеро посмотрел на Маркуса чуть веселее.
- Анаватеру пропала для всего мира, а не только для Холдвея, господин Джуфинхайм. В Шеноне это, конечно, не так заметно, - лукаво намекнул он на духовную отлученность столицы. - Она просто перестала отвечать. Кто знает, что на уме у женщины. Лично для меня это еще не повод переживать, но Храм стоит на ушах все последние дни, а на площадях всякие психи уже проповедуют конец света. Это скорее проблема стражи - разгонять паникеров и демагогов, - Олеро пренебрежительно пожал плечами.
- А вот эпидемия среди омедзи - непреложный факт. Инари скрывают многое, а слухи ходят один другого глупее. Будто на них наложили проклятие, например. Кто-то связывает эпидемию с исчезновением Анаватеру. Но другие намекают, что такой ход стал бы отличным поводом поднять цену на экзорцизм в городе, куда приезжает все больше гостей. Впрочем, злых завистников у Инари предостаточно.
Пока Олеро говорил, экипаж въехал в аллею, утонувшую в зелени кустов и деревьев, а еще через минуту за окном открылся вид на ослепительно сияющую в лучах солнца водную гладь озера. Олеро любил этот парк, местным садовникам удалось создать видимость дикой природы наравне с аккуратностью дорожек - будто гуляешь по иному времени, доисторическому, без людей с их убийственной цивилизацией. И так тихо вокруг, и воздух наполнен пьянящими ароматами зелени и цветов.
- Прогуляемся?

Отредактировано Олеро (2012-05-02 15:04:21)

+2

4

Маркус слушал кузена молча, с каждой новой фразой складка меж бровей становилась глубже.
Пока пропажа людей не является большой проблемой, но это пока. На фоне разрастающейся нервозности, этот факт может стать той соломинкой, что сломает спину верблюду. Сур с ними, с клубами, хотя хвост им прижать стоит, чтоб поумерили аппетиты. Главное, нужно провести в городе показательную зачистку и устроить охоту на работорговцев, да такую, чтоб на ближайший десяток лет и думать забыли о Катоне вообще и Холдвее в частности.
Информацию следует уточнить, но в любом случае, после такого люди должны быть более спокойны.
- Я напишу Канцлеру, – кратко прокомментировал он. Четырех гвардейских отрядов должно быть достаточно.
Касательно отлученности Шенона от всего духовного, Олеро был абсолютно и бесповоротно прав. Столица жила земными радостями и горестями, и ей практически не было дела до высших сил, исключая, естественно, жрецов, да таких вот историй. Тут бы любая женщина обиделась, будь она трижды богиней. Но это столица, в других местах все не столь плачевно, наоборот. Так почему она отвернулась от всего мира?
Маркус хотел бы, но не мог отнестись к этом с беспечностью кузена. Но в отличие от многих других, сиюминутного ответа этот вопрос не требовал, а значит, не стоило на этом слишом заострять внимание.
- Не знаешь, среди остального населения, подобные или похожие случаи имели место? Исключая старческое слабоумие, естественно, – уточнил Император на всякий случай. Маркус, признаться, и сам подумал сначала, что исчезновение богини и эпидемия могут быть связаны, но тут два варианта, либо связи нет и в помине, либо источник неприятностей в Холдвее. Было бы неплохо посмотреть на заболевшего или расспросить какого-нибудь здешнего омедзи лично, но это не так просто сделать. Инари не из тех, кто любит делиться секретами.
За разговором, точнее, в большинстве своем, монологом Олеро, экипаж добрался до парка. Шум улиц незаметно уступил звонкой тишине леса, напоенной птичьими трелями и шорохами.
Откуда в городе лес? Маркус с некоторым удивлением уставился в окно на лениво распластавшееся справа от кареты озеро, кристально поблескивающее в лучах солнца. Он совершенно упустил из виду дорогу, заблудившись в своих мыслях.
- Прогуляемся, – улыбнулся он кузену, покидая карету. Маркус любил подобные места, предпочитая их шумным и пестрым до рези в глазах, дворцовым залам. Наверно, в одной из прошлых жизней он был зверем, свободным в своих простых желаниях, носился по полям или охотился на дичь, а потом взял и родился человеком. Дурень.
Некоторое время он молча и неторопливо шел по дорожке, гением здешних мастеров превращенную в полудикую тропку, наслаждаясь тишиной и умиротворенностью места, а потом обернулся к кузену.
- Скажи, Олеро, каким ты знал моего отца?

+1

5

- Не знаешь, среди остального населения, подобные или похожие случаи имели место?
К этому вопросу Олеро был готов, поскольку и сам пробивал его, разбираясь с эпидемией.
- Подобных случаев нет не только среди простых людей, но и в других городах. Я смею думать, явление исключительно локальное. Возможно, диверсия.
Он вел кузена по запутанным окультурено диким тропинкам парка, с гордостью наблюдая на его лице удовольствие от прогулки. Что ж, в делах развлечения собеседника Олеро достиг совершенства, а Маркуса он знал. Навстречу попалась знакомая парочка, мужчина и девушка - молодожены, он, сын владельца ресторана "Золотая ладья", работал там управляющим и порой беседовал с Олеро, как с лучшим клиентом; она - дочь владельца ресторана "Чудесный сад", и надо полагать, скоро владелец у двух заведений будет один. Об их свадьбе в газете был целый разворот с большой фотографией. Они поклонились принцу, тот кивнул им с достоинством, но, хотя их любопытные взгляды обшарили его товарища, представлять их Олеро не стал, даже шага не сбавил - не высокого полета пташки, хотя знакомство с ними бывает весьма полезно.
- Скажи, Олеро, каким ты знал моего отца?
Удивлению принца не было предела, на миг оно прорвало завесу развеселой личины, отразившись на лице. Несколько секунд Олеро не знал, что ответить. Откровенный разговор? С Императором об Императоре? Олеро даже в казино играть не решался, боясь рисковать, а там только деньги, тут же - на кону куда больше.
- Он был... выдающимся правителем, учителем для меня, строгим... - Олеро сделал над собой усилие, - порой слишком строгим. Но справедливым. Наказывал за дело, а не ради профилактики. Почему ты спрашиваешь? - решил он перевести стрелки.

Отредактировано Олеро (2012-05-08 13:15:18)

0

6

Диверсия... Нельзя сказать, что он не думал об этом. Эта версия расставляла по местам и связывала друг с другом необычные события в Холдвее.
Что же, кому это нужно? Зачем? И каким образом подобное можно воплотиь в жизнь?
Первым напрашивается ответ на вопрос "зачем?". Мирный договор. Для некоторых он хуже кости в горле. Если по каким-то причинам его подписание будет сорвано, это развяжет рты, кошельки и руки противникам Империи. Если составить логическую цепочку дальше, то выгодно это Сайрису и Ахешии. А если вспомнить, что именно Сайрисские жрецы практикуют вызов суров, то можно отмести и Ахешию. Все ладно, складно и... слишком складно. Слишком просто решается задача. Поэтому нельзя так просто ей поверить.
- Зацепки? - Маркус выгнул бровь, искоса оглядывая на Олеро. Он полностью погрузился в сви мысли и лишь малая часть сознания реагировала на изменение обстановки, заставляя тело двигаться в нужном направлении и молча раскланяться с какими-то знакомыми кузена.
Когда Маркус задал вопрос об отце, его в большей степени интересовало поведение Олеро , нежели сами слова, ибо ни один здравомылсящий человек не скажет о почившем императоре его сыну что-либо, переходящее границы, будь он хоть трижды кузен.
Олеро не был дураком и при этом был честен. И Маркус ответил тем же.
Они как раз дошли до тенистой аллеии, скрытой от любопытных глаз пышной зеленью, когда молодой император остановился.
- Он был жесток, - негромко проговорил Маркус, пристально глядя на кузена, - и он был в своем праве.
В свое время отец поступал так, как считал верным, и я не могу судить его за это,
Но я не он.  - слова падали тяжло, будто камни.
Придворная свора хочет войны, крови и золота. Я хочу мира. Я хочу повернуть механизм. И мне нужна помощь. Мне нужен ты. - взгляд карих глаз был прнзителен и испытующ, - я не приказываю, прошу. И не стану настаивать, если откажешься.

0

7

На миг Олеро даже сбавил шаг, отстав от кузена, но быстро оправился и нагнал его. Изящные бровки нахмурились, а взгляд упорно держался в стороне от Маркуса: как славно, что в парке есть на что посмотреть, деревья всякие, кусты, птички, белочки. Что поистине пугало, так это совсем не внезапная откровенность кузена, не его упрямая наивность, что сумеет переломить инерцию целой страны, двигающейся к войне, а попытка втянуть во все это Олеро, который, конечно, был сведуш в интригах, но не настолько и не в таких. Его удел - будуарные заговоры, плетение тончайшего кружева силков для соблазняемых кошечек... ну, и котиков. А Маркус предлагает объедениться против Канцлера и целой армии тайных соглядатаев, невидимых убийц и старых прожженных дипломатов... и угадайте, кто у нас самое слабое звено? А хуже всего то, что у него уже нет выбора: его обременили знанием планов Императора, значит, либо он участвует, либо... тоже участвует, но в другой забаве, которую обычно проводят в подземельях пара человек в кожаных фартуках. И почему бы ему не родиться в обычной семье аристократов? Королевская кровь обязывает...
- Конечно, я с тобой, брат, - слегка охрипшим голосом ответил Олеро, старательно скрывая нервозность. Даже улыбнулся, даже в глаза глянул... мельком. - Что я могу для тебя сделать? - возможно, все еще обойдется, если просто выполнять приказы Императора. Никто ведь не может осудить его за преданность своему Императору, верно?

+1

8

Кузен молчал долго. Это могло означать многое – недовольство, восхищение, страх.. Маркус молчал тоже, давая возможность переварить и подумать. Наконец, Олеро ответил, и его ответ  сдвинул еще один камешек в лавине перемен, тщательно создаваемой и неумолимой.
- Ровно то же самое, что ты делал до этого. По крайней мере, до заключения договора, – решение явно далось кузену нелегко, голос его звучал хрипло и тяжело, словно на  плечи юноши легла нелегкая ноша. Впрочем, это было недалеко от истины.  Маркусу было даже немного жаль его, он никому бы не пожелал того, что им предстоит. Некоторые считают, что тем, кто правит, дана огромная свобода, но это те же кандалы, только несешь ты их с гордо поднятой головой, не давая ни малейшего повода подумать об их тяжести и том, что кожа под ними стерта в кровь.
Впрочем главным были не действия кузена. Когда машина начнет движение, это затронет всех так или иначе. Главным была возможность собрать все нити воедино. И это сделает либо он сам, либо Олеро, если, чего Маркус совершенно не исключал, императора убьют. Это было бы неприятно, но и забавно, в какой-то мере  - придворный повеса, которому трон нужен как лошади пятая нога, пусть он и первый претендент на него, и вдруг, главная фигура в заговоре.
Тропинка свернула в сторону берега и Маркус, сойдя с нее, медленно двинулся вдоль берега, любуясь водной гладью. – Помнишь, как мы на лодке катались?

0


Вы здесь » Холдвей » Улица Славы » Озерный парк.