Холдвей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Холдвей » Флешбэк и флешфорвард » Дом ахешского купца. Изгнание сура. Немирен и Леош


Дом ахешского купца. Изгнание сура. Немирен и Леош

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Рамки отыгрыша между посещением Харчевни "Едальня" и переездом в Дом № 9 по Королевскому проезду.

Текст отыгрыша выкладывается единым массивом с ведома и согласия обоих игроков. Итоги отыгрыша действительны для текущей игры.

0

2

Немирен
Клиента звали Ахихаш, он прибыл с семьей из Ахешии много лет назад, сменил несколько видов деятельности, пока нашел свой - перекупка посуды. В общем-то обычная для Холдвея история. Дом ахешского торговца, как и многих его коллег, находился в путаных переулках - ответвлениях улицы Лавочников. Стены выложены из песчаника, обработаны белой глиной и занавешаны коврами, полукруглые арки дверей и окон, высокие пороги. Маленький дворик, на протянутых веревках сушилось белье, в углу кудахтали куры в клетке, кошка вопросительно мяукнула и потерлась о ногу хозяина, открывшего дверь. Из дома вышла высокая тощая женщина в тунике и шароварах, на ее лице застыло напряженное выражение. 
- Илайя, к нам пришел господин омедзи и его Видящий, - заискивающе начал торгаш, и лицо жены тут же прояснилось, вместо недовольства на нем появилась надежда. Немирен вошел следом за ними и окинул взглядом нехитрое убранство комнаты: низкий столик, ковры, подушки на полу для сидения, образ Богини в углу, горящая свеча в знак мольбы. О чем же просят хозяева?
- Отдохните, жена нальет вам холодного кваса, - вежливо предложил Алихаш. Их обычай велел сперва накормить гостей, а потом говорить о деле, но время не ждало, и хозяин ограничился напитками. Женщина сидела рядом с мужем и доливала квас в пустеющие бокалы.
Холдвей стоял на перекрестке торговых путей, сюда стекались не только товары, но и культуры всего мира, смешиваясь в причудливом наборе обычаев и традиций. В Ахешии женщины не считались равными мужчинам, но даже при том, что жена не могла участвовать в беседе на равных, а молча слушала, было видно, что муж внимателен к ее мнению и даже немного побаивается сурового нрава супруги. Сколько же лет они вместе, раз научились понимать друг друга без слов, обмениваясь лишь взглядами?! Немирен ощутил легкую зависть, покосился на Леоша: сколько пройдет, прежде чем они с Видящим найдут общий язык?
Наконец, Алихаш позволил себе поведать о своей беде.
- Племянница жены, Ирида, тяжело заболела. Врач приходил утром, но ничем не помог, девочке все хуже. Она бредит, мечется, исхудала. Жалко, такая хозяйственная девушка. Мы собирались сделать ее преемницей в лавке, когда наша дочь выйдет замуж.
- Случались ли в вашем доме ссоры, может, у девушки были причины итспытывать негативные эмоции? - тут же сосредоточился на важном Немирен.
- Да вроде нет... - промямлил было Алихаш, но жена будто ненароком задела его локтем и яростно сдвинула брови, что-то повелев взглядом. Тот замялся, неохотно кивнул. - Мы полагаем, Ирида испытывала какие-то чувства к жениху Мирайи, нашей дочери. Девочка она скромная, тихая, никому не говорила, но Илайа замечала взгляды и грусть.
- Сильный эмоции могут влиять на здоровье, - кивнул Немирен. - Но мне... нам, - исправился он, снова покосившись на Леоша, - необходимо осмотреть комнату больной и ее саму.
Уже у самой лавки ахеша Леошем овладел такой страх, что он наотрез отказался туда идти, и Рену стоило большого труда и длинной гневной тирады заставить того совладать с собой и хотя бы казаться спокойным.
- Конечно-конечно. Илайа, проводи гостей.
Женщина тут же пружинисто поднялась, молча указала на одну из дверных арок, прошла первой и лишь в коридоре подала голос - низкий и бархатный, тягучий, как патока.
- Если это поможет, Ирида такой человек, который подавляет в себе чувства, - сказала она, не глядя в лицо омедзи. - Она не имеет права на брак и понимает свое место в семье, поэтому скрывала любовь, ревнуя и мучаясь, пока не слегла. Я предупреждала, что ничем хорошим это не закончится...
- Спасибо, гура, это поможет мне, - кивнул Немирен. Та сразу замолчала, впустила их в комнату и закрыла дверь.
Спальня больной оказалась маленькой и чистой, из мебели низкий комод, на нем часы в форме филина, ковер на полу, гобелен с пейзажем на стене. Девушка, бледная и неподвижная, лежала на циновке посреди комнаты, головой к зарешеченному окошку, выходящему во дворик. После яркого солнца, в комнатке казалось темно. Немирен раскрутил плеть, держа ее наготове, в другой руке сжал шин. Грудь больной часто вздымалась и опадала, пальцы то и дело конвульсивно скрючивались.
- Леош, смотри внимательно. Я не знаю, сур это или простая болезнь, но на всякий случай...

Леош
- Продолжать не обязательно, - холодно отчеканил Леош, недовольствуя еще больше от спокойного рассудительного тона инари. - Добрый день, госпожа, - тихо произнес он, несмотря на то, что девушка, похоже, спала.
Взгляд тем временем с завидной пристальностью загулял по комнате, обращая внимания на самые мелкие детали, особо же долгая задержка произошла на гобелене. Маленькая залитая солнцем лесная поляна, окруженная огромными вековыми деревьями, в тени которых стоят несколько молодых оленей, а на переднем плане виднеется спинка крошечного пушистого зверька. Красиво, девушки всегда от такого в восторге, но... Леош пару минут всматривался до боли в глазах, чтобы уверовать в то, что все зверье на вышитом полотне не шевелится и никак не может сойти на пол небольшой комнатки. В конце концов, не выдержав, он отступил, переключаясь на часы в форме филина, но и те как стояли неподвижно, так и продолжали стоять, комод, надо заметить, тоже оказался самым обычным и никакой мерзости в себе не прятал. Осмотрев таким образом всю комнату, при этом постоянно вздрагивая от мысли, что вот сейчас точно что-нибудь двинется, прыгнет или выползет, Леош постепенно начал чувствовать себя до ужаса обессиленным. Его с переменным успехом бросало то в жар, то в холод, сердце гулко стучало о ребра, руки слегка дрожали, поэтому, когда он оказался прямо напротив девушки, выглядел не многим лучше несчастной. Опустившись перед ней на колени, Видящий взглянул на исхудавшую от болезни женскую фигуру под тонким покрывалом. В лицо он не вглядывался - тяжело видеть гаснущий лик человека, который тяжело болен и не имеет надежды на выздоравление. Нахмурившись, Леош вдруг ощутил, как болезненно запульсировали виски, отдавалась болью в районе затылка. Испытанное им напряжение, тяжелый воздух от лекарств в комнате и в довершение ко всему раздражающий омедзи с плеткой за спиной сделали свое дело. Поднявшись с колен, он аккуратно отряхнул штаны и повернулся к  напарнику.
- Я не чувствую сура, - произнес он, морщась от головной боли. - Мне ее очень жаль, но не вижу смысла нарушать покой нашим присутствием. Возможно доктор поможет здесь больше, а я пас, - сердито взглянув на Инари, Леош припомнил как тот бесцеремонно приволок его в этот дом, чтобы использовать, как какую-то собачку. Иди, сиди, смотри... Прямо набор команд для дрессировки. Наверно приятно так измываться над другим человеком, демонстрируя собственное превосходство. Да, стоило лишиться всего, дабы получить подобное к своей персоне отношение. Черствый сухарь... Леош раздражался все больше и больше, отстраненно понимая, что не все претензии имеют смысл, но мысли носились с такой скоростью, будто боялись остаться неуслышанными.
- Ты не веришь, что здесь никого нет? - сухо поинтересовался он у омедзи, который до сих пор продолжал бродить по комнате. - Могу повторить еще раз: я не вижу сура! Доволен? Теперь мы можем оставить госпожу в покое? - вызывающе глядя на Немирена, Леош сделал пару шагов, преграждая тому дорогу к дальнейшему осмотру. - Что ты ищешь?
"Может, я чего еще не знаю?" - неприятные ощущения внутри продолжали мучить, хотелось уйти из этого дома, даже сбежать. А вдруг суры имеют способность появляться из воздуха или делаться невидимыми для Хиконэ?

Немирен
Поведение Леоша объяснялось страхом, но Немирен все-таки пригляделся к нему пристальнее. Ощущения омедзи говорили обратное: девушка  страдала от неразделенной любви, что повышало риск притянуть на себя сура. Для этих тварей яркие эмоции - деликатес. Сперва они питаются печалью, потом крепнут и начинают разжигать в душе все худшее: ревность, злость, обиды, - пока человек не сходит с ума, не умея остановить в себе поток негатива. Под конец сур добирается до самой души и смакует ее, а человек угасает, становится вялым, больным. И если помощь не придет вовремя - умирает. Такова клиника одержимости. Джимат омедзи способен уничтожить сура, но если тот уже внедрился в человеческое тело, работа осложняется. Немирен прошелся по комнате, размышляя, но тут дорогу преградил Леош, на чьи вопли омедзи старался не обращать внимания. Пришлось обратить - Видящий пыхтел от злости, как ежик, Немирен удивился:
- Если мы уйдем, а потом окажется, что здесь был сур, как мы сможем смотреть людям в глаза? - попытался он мягко успокоить напарника. - Один раз мы уже допустили ошибку, упустив тварь...

Леош
- Оставайся, Рен, все правильно, - положив ладонь на плечо инари, Леош с саркастичной усмешкой на губах отчетливо выделил голосом обращение, будто из них двоих, он был старше и опытнее. Взгляд стал холодным и колючим, в нем плясали золотистые искры бешенства, мелодичность голоса исчезла, от обычной приветливости парня не осталось и следа. - Ищи сура, которого Видящий в упор не видит и не чувствует. Вдруг прозреешь или сур сжалится и решит прийти к тебе сам? - сжав плечо омедзи, в следующий момент Леош резко разжал пальцы и быстро отдернул руку, пренебрежительно фыркнув: - Только не "мы". Слишком режет слух. Не желаю иметь ничего общего с таким эгоистом, который слышит исключительно себя. Мы - это когда учитываются мнения и желания обоих, в нашем случае ты вынуждаешь меня делать так, как удобно тебе одному. При этом ты игнорируешь, что говорю я.
Отвернувшись от Инари, Леош уверенно шагнул к закрытой двери, взглянув оттуда на неподвижно лежащую девушку. Для нее он ничего сделать не мог, оставаться здесь и дальше было бессмысленно. Присутствие Немирена бесило настолько, что даже головная боль отступила под натиском раздражения.
- К черту, уж лучше вернуться обратно, - проворчал он себе под нос. Гордость, неоднократно сегодня униженная, отказывалась успокаиваться. - Никогда не пробовал научиться замечать тех, кто рядом? Слышать тоже не помешает.
Нервно проведя рукой по волосам, он сделал глубокий вдох-выдох и вдруг услышал едва уловимое шипение, от которого сердце на миг перестало биться. Побледнев, Леош резко обернулся, боясь увидеть у себя за спиной выползшего из неоткуда сура, но наткнулся лишь на взгляд темно-синих глаз инари, полностью закрывающего собой обзор комнаты.
- Решил поиздеваться? - списав свое взыгравшее воображение на звук елозящей по полу плети в руках омедзи, Леош разъяренно сжал кулаки, уже будучи вполне готовым врезать этому типу за расстройство нервов.

Немирен
В голове постоянно звучал голос наставника: "Омедзи обязан держать эмоции под замком, иначе он станет жертвой сура". Но слова Леоша заглушили здравые рассуждения, Немирен чувствовал, как в нем поднимается холодная ярость. Этот лисий выкормыш смеет обвинять его - в чем? В эгоизме? После того, как позавчера потратил общие деньги на негодные шмотки, пропадал невесть где полдня, а вчера уронил ведро в колодец, уморил светляка и попортил Немирену кучу нервов?! Знал бы он, как обращаются с Видящими другие Инари, мгновенно бы заткнулся, еще и благодарил бы, что Немирен с ним так внимателен и вежлив! "Видит Богиня, я и так слишком долго сдерживался", - мелькнуло в голове перед тем, как Немирен шагнул вслед за Леошем, собираясь не то остановить его, не то бесхитростно набить морду.
- Это кто еще издевается? - тихим, натянутым, как струна, голосом проговорил омедзи. - Как, по-твоему, я должен обращаться с человеком, заблудившимся в своих фантазиях? Ты не в том положении, чтобы разбрасываться деньгами и командовать, но постоянно забываешь об этом. И я напоминаю... пока что ПРОСТО напоминаю, Леош. И это Я игнорирую ТВОИ слова? А как поступаешь ты? Мы с тобой напарники, но ты только и делаешь, что отлыниваешь от работы. "Ах, я боюсь суров!" - передразнил он. - Не только ленивый, еще и трус! - омедзи в сердцах схватил Леоша за плечо и толкнул обратно в комнату, встал у двери с грозным видом. - Пока ты живешь со мной, ты БУДЕШЬ делать то, что я говорю. Или убирайся вон! И пусть тебя подгребет другой омедзи, тогда узнаешь, что такое на самом деле быть Видящим, ты, мелкий оборзевший Лис!

Леош
- Трус?! Отправляйся к сурам со своей храбростью! - Леоша трясло от злости, что кто-то осмелился говорить с ним в подобном тоне. - Думаешь, ты мне одолжение незаменимое делаешь, используя как Видящего? А о том, кто твою никчемную душу, спас уже позабыл? Хотя, наверное, я спас не тебя, а того червяка, избавив от мучений и расстройства желудка, или что там у них? И не надо мне тыкать, что я должен, а что нет! Не твоего ума дело! А еще НИКОГДА не смей звать меня Лисом! - Леош ненавидел эту кличку, которая закреплялась за каждым хиконэ попавшим в школу. Сделав два шага назад, он с ненавистью смерил застывшего в дверях Немирена взглядом: "Да провались уже!" - и обернулся к девушке.
Кулаки разжались, сердце провалилось в пятки.
Ее тело выгнулось, по нему пробегали волны судорог. Черно-серый дым клубами поднимался изо рта, неспешно закручиваясь и становясь с каждой секундой все плотнее и плотнее. Шипение, которое Леош принимал за плеть, нарастало, пробирая до дрожи и заставляя цепенеть от ужаса. Внутри все сжалось, сердце сдавило, а в горле застыл колючий комок, не дающий сглотнуть, чтобы снять царящий в ушах гул. Сур! Немирен со своей плетью был в паре шагов, но Леош не мог ни двинуться, ни позвать.
А темный дым начал обретать форму: искаженные очертания женского тела со сквозной дырой с кулак в районе сердца, откуда вновь раздалалось шипение, а затем появилась первая голова змеи с желтыми глазами, таящими в себе тьму человеческой ревности. Вслед за первой полезла вторая, третья, четвертая, шлепаясь на пол, а пятая поползла вверх, обвивая собой только только сформировавшуюся толстую шею. Лицо же складывалось, как мозаика, половина рта с треснутой губой, затем пустая глазница, часть носа с порванной ноздрей, впалые скулы, лысый череп... Леош мелко дрожал, не имея сил отвести взгляда от трансформации сура. А тот покачнулся над девушкой, неподвижно лежащей на циновке, со свистом втянул в себя остатки дыма изо рта, перевалился через ее тело и единственным глазом уставился в сторону Леоша. Тот качнулся назад, зацепился за складку на ковре и неуклюже рухнул на пол, глотая воздух агонизирующими легкими. Мелкие змеи медленно ползли в сторону Видящего, желая первыми отхватить аппетитный кусок. Паника помогла Леошу очнуться от оцепенения и попытаться отползти, но тело еле двигалось, и когда он увидел, как огромный сур, имеющий уродливое жирное тело с ползающими по нему змеями, вновь преобразился, в секунду обернувшись коброй с распахнутым капюшоном, то вновь беззвольно замер. Змей покачивался на двух свернутых кольцах, гипнотизируя страшными глазами, черное тело было полупрозрачным, из-за чего становилось в сотни раз страшнее. Тварь заструилась в сторону Леоша, по пути пожрав мелких змей. Неотвратимость смерти впились в сознание острыми шипами, Леош совсем не хотел умирать, но ничего не мог сделать, вжимаясь спиной в стену.

Немирен
Немирен на миг застыл, пораженный словами Леоша. А ведь и правда: тот спас жизнь омедзи в самую первую встречу. Просто за последними событиями, а было их много, все стерлось из памяти. "Ну и что?" - упрямо вякнул внутренний голос. - "Ни один омедзи не доживает до старости, все наставники в разной степени духовные инвалиды, покусанные сурами. Рано или поздно меня все равно сожрут, я давно смирился с этим!" И все-таки лучше позже, чем неделю назад. Немирен поднял глаза на Леоша - и поразился тому, каким испуганным выглядит тот. Парень уставился куда-то в пространство над телом девушки широко распахнутыми глазами, в которых плескался ужас. Тело Рена начало двигаться до того, как мозг сформировал причину этого ужаса, плеть с тихим свистом выпустила серебристую нить духовной силы, вторая рука выбросила вперед, на пол перед Леошем, шин. Вспышка. Удар плети по тому, что открытось глазам омедзи - перед самым носом Видящего. Немирен только потом, вдогонку осознал, что именно увидел, по телу пронеслась дрожь гадливости. Сур истлевал, раззявив пасть в беззвучном вопле и извиваясь на месте иссеченным туловищем, от него отпадали и развеивались куски. Но все это мог видеть уже только Леош. Шин погас, Немирен застыл на месте, неотрывно глядя на Видящего и тяжело дыша: вроде и действий совершено немного, а сердце колотится от страха за едва не потерянного напарника. "Пожалуйста, скажи, что ты в порядке", - умоляли глаза омедзи. Он шагнул вперед, слегка пошатнувшись, опустился на колено:
- Леош? - голос осип, пришлось сглотнуть. - Леош... ты как? Тебя не задело?
Он хотел извиниться, но вспомнил, как блондин относится к извинениям, и не стал. Не оценит все равно. Придется переживать все волнение за него в одиночку. Немирен повернулся к девушке, та лежала, неловко раскинув руки, открытые глаза остекленели. Она уже не дышала, но омедзи поискал пульс, чтобы убедиться. Что ж, после такого не выживают.
- Она хотя бы умерла сама собой, - тихо и грустно сказал омедзи. Затем сел перед ней на колени, сложил ладони в знаке прощания и прошептал традиционную молитву Богине "Прощание с душой".

Леош
Леош несколько раз сморгнул, прежде чем все светящиеся перед глазами частицы рассеялись. Способность управлять собственным телом вновь была доступна ему и первое, что он сделал - приложил ладонь ко рту, пытаясь сдержать рвотный позыв. Картина с корчащимся на полу комнаты суром, из рассеченных частей которого с шипением выползали змеи, пожирали тлеющую тушку, а затем истлевали сами, произвела неизгладимый эффект на желудок. От одной мысли, что эта дрянь могла на него накинуться, становилось дурно, перед глазами слегка плыло, рвотные позывы не прекращались, желудок уверенно решил избавиться от всего, что Видящий в него сегодня сунул. Аккуратно поднявшись на ноги, он краем глаза заметил сидящего около трупа девушки Инари. Если б не Немирен, то количество убиенных в данной комнате точно стало бы на одного больше. Получается, тот его спас, что ли? Нахмурившись, Леош сделал пару неуверенных шагов к выходу. Непереносимая вонь из комнаты - неужели, Немирен ее не слышит? - заставляла одной рукой опираться о стену дома. Видящий никак не мог унять дрожь.
- Я выйду, - сильнее зажав рот рукой, он пулей выскочил из комнаты, без оглядки промчавшись мимо старика-торговца, пытавшегося задать какой-то вопрос, захлопнул за собой входную дверь, отрезая себя от того ужаса, который остался позади. Все. Парень жадно глотал пыльный горячий воздух города, наслаждаясь им после смрада подыхающего сура. Желудок предательски крутило, но все меньше. Странным образом вспомнился момент, когда взорвался перед глазами шар, высветивший сура, а затем выбеливший все вокруг. В какую-то долю секунды Леош даже решил, что ослеп. Бррр... Холод пробрал до самых костей, хорошо еще, что вырвавшийся свет не мог причинить ему вреда. Наверно. "Интересно, та девушка умерла еще до того, как мы оказались в комнате? Ей ведь уже нельзя было помочь?" - грустные мысли постепенно стали заполнять голову, заменяя собой животный страх.

Немирен
Немирен не останавливал Леоша, но сам тоже не стал задерживаться. В коридоре стояла Илайа и прижимала ладонь ко рту, уже понимая, что может значить такая реакция Видящего. Надежда погасла в ее глазах, когда она посмотрела на омедзи. Тот покачал головой:
- Ее уже было не спасти, гура. Но сур уничтожен, ваш дом в безопасности, - тихо сказал он. Женщина отвернулась, скрывая слезы. Вряд ли безопасность дома волновала ее сейчас в первую очередь. Когда Немирен двинулся в сторону гостиной, где ждал Алихаш, Илайа медленно зашла в комнату умершей племянницы.
Торговец гораздо спокойнее выслушал сообщение омедзи, деловито кивнул и добыл из-под низкого стола заготовленный мешочек - судя по тощему виду, не больше десяти монет. Изгнание стоило в пять раз больше, но инари молча взял мешочек и поклонился в ответ на уважительные пожелания доброго пути и мирного неба. У людей и так горе, а Немирену было не впервой работать за гроши, просто язык не поворачивался выкачивать золото из бедных людей. Пусть даже они пользовались его добротой - но кто-то ведь должен позаботиться и о них, а не только высокородных богатых домах, как порой делали другие омедзи. Привязывая мешочек к поясу, Немирен поднялся по короткой лестнице и вышел на улицу, тут же столкнувшись с Леошем, прислонившимся к стене. Лицо юноши немного порозовело, и вроде не стошнило нигде, сдержался. Рен осторожно положил руку на плечо Леоша, с беспокойством вглядываясь в глаза: а вдруг сур успел-таки его цапнуть?
- Пойдем домой? - мягко спросил он, затем помялся и, скрепя сердце, добавил. - Если ты не хочешь что-нибудь купить себе, пока мы на рынке. Из необходимого.
Леош сейчас вызывал жалость, хотелось его порадовать чем-то, немыслимо, как можно было ругать его раньше, испуганного и беззащитного. А ведь это их ссора выманила сура, и тот кинулся на Леоша, ища себе новый сосуд взамен выеденного старого. Парень должен быть в шоке от пережитого, надо его отвлечь.
- Тебе нужно полотенце, белье, мыло, мочалка, расческа, верно? - подсказывал он.

Леош
- У тебя горячки случаем нет? - осторожно поинтересовался Леош у ставшего черезчур любезным омедзи. Может, зря он оставил Немирена одного с подыхающей в комнате гадиной? Кто знает, хоть инари и не видят суров, но возможно могут чувствовать мерзкий запах или еще что-то, оказывающее пагубное влияние на организм? Что-то везет им на ползучих тварей, а ведь некоторые с такими живут и не подозревают, кого своим негативом пригревают рядом. Фу! Подняв лицо и взглянув в темно-синие глаза напарника, Леош сокрушенно вздохнул, кладя ладонь тому на лоб. Холодный, странно.
- Так что ты там говорил насчет полотенец и белья? - сразу же оживился он, решив списать недавнее дурное поведение инари, при котором тот чуть ли не грозил вышвырнуть Видящего из дома, на неблагоприятно сложившуюся ситуацию. В конце-концов тот спас его, и в глубине души Леош был благодарен, для него поступки значили гораздо больше слов. Хотя раньше он бы ни за что так просто не спустил подобного, но после истории, когда отец отвернулся от сына, демонстративно объявив, что не хочет даже слышать о нем, парень четко выделил приоритет между балаболством и делом.
- Мне жаль ту девушку, - убирая ладонь со лба омедзи, Видящий краем сознания отметил, как причудливо смотрятся скользящие по его белой коже черные прядки. - Обычно для волос мне требовалось четыре расчески, - сказал он весело и, зная скупой характер Инари, добавил: - Хотя для такой длины и двух хватит, но давай на остаток дня без суров обойдемся? Иначе мне вообще щетки будут без надобности, волосы выпадут от стресса, - последнее Леош произнес тихо и без всякой шутливости в голосе. - Идем, а то лавки скоро все позакрываются.
Он потянул омедзи за рукав, недоверчиво сверля того взглядом, вдруг тот передумает.

Немирен
Немирен собирался было оборвать Леоша, мол, не шути над сурами, но передумал: парень так их боится, что пусть лучше шутит, чем дрожит. Смех может победить страх. Наверное, ему стоило больших усилий прийти в себя. И омедзи списал ему оптом все капризы, хулиганство, растраты, оскорбления и фривольное поведение. Хотя он все же провел рукой по лбу, стирая ощущение чужого касания, и снова привычно нахмурился. В его голове выполненная задача сменилась новопоставленной и разум сразу принялся вырабатывать пути решения.
- Одна расческа, но с зеркалом, - автоматически начал он торговаться. - И да, я монстр-скряга, можешь не повторять, - слегка улыбнулся, следуя вместе с Леошем по улице Лавочников. Возможно, стоило поспешить домой и собрать вещи для переезда, но как раз этого совсем не хотелось. Благодаря Леошу им есть где ночевать сегодня, а значит – в кои-то веки можно позволить себе не волноваться. Солнце начало клониться к горизонту, время обеда миновало. Они прошли по лавочкам с посудой, потом с бижутерией и бытовыми мелочами. Стоило больших трудов оттаскивать Леоша от прилавков, возвращая торговцам набранные тем бесполезные мелочи. То есть с точки зрения Леоша все эти мелочи были ему очень даже полезны и жизненно необходимы, но все нытье разбивалось о неприступные аргументы Немирена. Только поэтому им хватило денег, полученных от Алихаша.

the end

0


Вы здесь » Холдвей » Флешбэк и флешфорвард » Дом ахешского купца. Изгнание сура. Немирен и Леош